Тема:

Франция выбрала Макрона 4 месяца назад

Пятая республика выступает против монетизации статуса первой леди

Читайте нас в Telegram

Первая леди Франции — это не жена президента, а "Свобода на баррикадах". Такими комментариями подписавшие петицию против официального статуса Бриджит Макрон 220 тысяч французов — напоминают ей о трёх китах французской демократии.

Если свободу и братство президент и его супруга ещё пытаются соблюдать, то с равенством, по мнению соотечественников, — они явно напутали.

Сначала Макрон уволил популярного генерала Пьера де Вилье из-за пяти евро, которые потеряли неимущие слои при реформе нынешних субсидий. А сразу после — предложил собрать "по пять евро с каждого француза", чтобы обеспечить жену слугами, секретарями и поваром.

Интересно и то, что чем больше подписавшихся под "антибриджитовской" петицией, тем ниже рейтинги самого президента — по данным France 24, последний раз такое резкое обрушение популярности случалось с Жаком Шираком, в 1995 году.

А ещё французы не забыли о 20 тысячах евро ежемесячных расходов на супругу Олланда, и то, сколько он сэкономил казне своим разводом.

Она живет во дворце с прислугой, управляет всем персоналом, переделывает комнаты на свой вкус. У Брижит Макрон есть все, о чем только может мечтать любая женщина, но супруга теперь настаивает на официальном статусе первой леди.

Это значит, что на ее содержание в бюджете государства должна быть заложена отдельная статья. Выходит, за то, что она является женой Макрона и занимается общественной работой, ей должны платить около полумиллиона евро в год. И это в разгар споров относительно законопроекта, который запрещает госчиновникам брать на работу членов своей семьи, на котором настаивал сам юный президент. Получается, депутатам теперь нельзя, а ему можно.

"Скандальное решение Елиссейского дворца вызвало резкое неприятие в обществе. 65% — против. Петицию против присвоения статуса первой леди подписали уже больше 200 тысяч человек", — говорит Тьерри Поль Валетт, лидер общественного движения "Национальное равенство".

"Что меня раздражает, так это то, что женам депутатов и сенаторов это запрещено. А для жены президента значит мы будем делать исключения, потому что это ведь жена президента. Это очень тревожит меня!" – возмущается Валетт.

У Брижит и без статуса уже есть пара помощников, два секретаря и два охранника. Все это позволяет ей играть важную общественную роль.

К примеру, она назначена опекуном детеныша панды, который родился в 4 августа во французском зоопарке Боваль. Новорожденного, весом в 142,4 грамма Брижит обещала навестить в ближайшие месяцы. Первые два-три года малыш останется во Франции, после чего его перевезут в Китай. Статус опекуна обязывает ее покрывать все расходы на корм, содержание и лечение.

На такие ли проекты пойдут бюджетные средства, задаются вопросом авторы петиции, в надежде, что их услышат. Ведь еще во время предвыборной кампании Макрон обещал рассматривать подобные обращения.

"Я хочу, что право петиции было пересмотрено, чтобы прямое волеизъявление наших сограждан чаще учитывалось на национальном уровне. Это будет представительная демократия, которая не ограничивается голосованием раз в 5 лет, но должна быть отражена ежедневно в действии законодателей", — сказал тогда он.

Для сравнения в США статус первой леди существует, но вот денег из казны Мелания Трамп не получает. Не получали их и супруги Рональда Рейгана и Барака Обамы. Оба президента это сильно критиковали, мол, работают жены не меньше них, но за бесплатно. Ни в Германии, ни в Великобритании таких статусов нет. Не имеет его и ставший звездой саммита НАТО в Брюсселе муж премьер-министра Люксембурга. Он усердно работает помощником архитектора в бельгийско-люксембургской компании.

Во Франции закона о статусе тоже нет, это не прописано ни в конституции, ни в протоколе, но деньги на содержание жен все равно выделялись. На Валери Трийервейлер, к примеру, уходило около 400 тысяч евро в год, а на Карлу Бруни около 600 тысяч.

Еще до того, как Брижит заехала в Елисейский французы ее в шутку предостерегали от проклятия дворца.

"Мадам Макрон, будьте осторожны! Потому что существует проклятье в Елисейском дворце, вы знаете? – Я не особо поняла какое. — Первые леди исчезают через несколько месяцев после выборов. — Боже, мы предотвратим это!"

В ходе своей предвыборной кампании Макрон не раз критиковал своих предшественников на президентском посту, называл их позицию лживой и обещал, что в случае его прихода к власти, супруга не будет получать за свой статус ни копейки. Сама Брижит обещала, что проклятие снимет. Выходит, тоже не бесплатно.

Обещания обещаниями, но реальность при Макроне совсем иная. Самим французам велено затянуть пояса — чуть ли не все статьи бюджета вновь придется урезать. На этом фоне дополнительные расходы на семью Макрон выглядят особо вызывающе. Рейтинг президента катится вниз. Сегодня его поддерживают всего 36% жителей. Для сравнения у Олланда за тот же период нахождения у власти было 56, а у Николя Саркози — 66%.

Сегодня